Самые технологичные здания.

Сегодня в мире все чаще используется новые технологии. Человек окончательно понял, что на одного Бога полагаться не приходится. Технологии приходят и в наши дома, делая проживание и пребывание там максимально комфортным. Современные строения куда безопаснее, экономичнее и умнее, чем их предшественники. Расскажем о самых технологичных зданиях, существующих в настоящее время на планете.

Движущиеся башни Аль-Бахар (Абу-Даби, 2012). В последнее время появилась тенденция строительства высотных зданий в Азии. В Европе и США уже не гонятся за этажами и метрами, основной упор делая на технологичность своих решений. На этом фоне удивительно смотрятся две башни Аль-Бахар, что в Абу-Даби. У высоток близнецов в 29 этажей фасады выглядят довольно традиционно, но они опровергают само понятие недвижимости. Дело в том, что у этих зданий фасады умеют двигаться. Такое решение появилось неслучайно - так инженеры решили защитить помещения внутри зданий от жары, стоящей снаружи. В итоге сверху фасада было помещено нечто вроде золотистого покрывала из сот, которые в зависимости от освещенности открываются и закрываются. Степень же раскрытия этих сот определяется компьютер. В утренние часы они полностью открыты, а в полдень - закрываются. Стоит отметить, что это не единственный случай, когда за традиционной арабской архитектурой скрываются современные эффективные технологии. Например, знаменитый французский архитектор Жан Нувель при проектировании офисного комплекса Агбар в Барселоне в 2004 году и башни в Дохе в 2012 году воспользовался похожими решениями. Фасады его строений словно бы окутаны наброшенной вуалью. Традиционных же окон либо вовсе не видно, либо они хаотично раскиданы. Благодаря солнечным сенсорам можно управлять прозрачностью покрова, что помогает экономнее кондиционировать офисы.

Банк HSBC (Норман Фостер, Гонконг, 1986). У этого небоскреба необычный вид, он напоминает вешалку. Проект возник в 1986 году, Норман Фостер под лозунгом «здание - это технология» придумал странное издание. Хотя у обычных небоскребов и был величественный вид, все же не обходилось без нескольких проблем. В таких зданиях было неудобно перемещаться, в них к тому же не хватало свежего воздуха, а уж о модернизации и речи быть не могло. Фостер взялся за решение актуальных проблем. Небоскреб в Гонконге высотой в 47 этажей проектировался около пяти лет, зато стройка заняла всего-то два года. Такая скорость объясняется заблаговременным строительством элементов здания на заводах США, Японии и Англии. На стройплощадке же блоки оставалось просто собрать. Практически оказалось, что все помещения, которые были сделаны из облегченных конструкций, повисли на каркасе, словно на вешалке. Зато такой проект сделал внутренние перемены и модернизацию куда проще. А внутри постройки Фостер создал несколько высоченных атриумов в 10 этажей. Это позволило улучшить внутреннюю циркуляцию воздушных масс, что привело к экономии на системах вентиляции. А главным транспортным средством стали вовсе не лифты, которых тут все же есть в количестве 28 штук, а целая система из 62 эскалаторов, которые связывают уровни в здании. Похожие проблемы решал в Лондоне автор Центра Помпиду в Париже, Ричард Роджерс. Он построил 14-этажное здание Ллойда. Как и в Париже, внутренняя площадь используется тут по максимуму. Здание оказалось буквально вывернутым наизнанку. Трубы, лестницы и лифты разместились снаружи фасада. Внутренний же атриум освещается естественным путем, что позволило сэкономить на электричестве. Вот уже 25 лет оба этих строения являются классикой хай-тека, указывая архитекторам направление на дальнейшее развитие.

Олимпийский водный центр (Заха Хадид, Лондон, 2011). Если предыдущий образец создавался с учетом будущей внутренней перепланировки, то Лондонский Олимпийский водный центр сделан с учетом противоположных задач. Этот здание спроектировано так, чтобы его можно было быстро разобрать и перестроить. За дизайн отвечала Заха Хадид, один из главных креативных архитекторов современности. Проект в ее голове появился еще в 2004 году, согласно нему должен был появиться водный стадион на 2500 мест с тремя бассейнами. Внешне современное здание должно походить на какой-то фантастический утюг. Однако Олимпиада в Лондоне внесла изменение в эти планы. На водном стадионе установили еще и разборные трибуны, похожие на крыльях. Благодаря им бассейн вместил дополнительно 15 тысяч зрителей. Здесь же разместилась и новейшая телевизионная система, транслировавшая состязания. Хотя центр и выглядит футуристично, его основные детали были выполнены еще заранее на заводе железобетонных изделий. В итоге водный центр собрали быстро, как конструктор, всего за год. Багодаря такой конструкции здание сегодня без проблем перестраивается. Центральная часть и трибуны будут убраны, при этом удаленные элементы смогут быть вторично использованы. А откроется обновленный бассейн в 2014 году.

Особняк ZCB (Рональд Лу, Гонконг, 2012). «Умные» дома и «зеленые» строения появляются, как грибы после дождя. Название этого особняка работы Рональда Лу расшифровывается дословно, как «здание с нулевым выбросом углекислого газа». Это своеобразный манифест в защиту природы, который максимально использует зеленые технологии. Даже электричество тут генерируется из отходов. Каркас здания выполнен из переработанных материалов. У него с запада и востока небольшие фасады. Симметричная крыша покрыта солнечными батареями, которая мало того, что защищает здание, так еще и помогает ему самозатеняться. Северный же фасад практически постоянно обдувается ветром, что позволяет пользоваться природной вентиляцией. Благодаря умной ориентации дома и интеллектуальной системе управления микроклиматом удается сэкономить до 45% энергии. Если не хватает энергии солнца, то можно воспользоваться биодизелем. В идеале за год дом должен потреблять меньше энергии, чем он вырабатывает. Излишки пойдут в общую городскую энергосистему, постепенно компенсируя тот углекислый газ, который был выработан при строительстве здания.

30 St Mary Axe (Норман Фостер, Лондон, 2004). При создании этого «лондонского огурца» Норман Фостер стремился сделать его максимально эффективным. Так родилась башня, которая находится под защитой воздуха. Потребление же энергии в ней вдвое меньше, чем у аналогичных конструкций. Здания выполнено в форме сетки из треугольников. Эта конструкция делает 41-этажный небоскреб и изящным, и устойчивым. Также она экономит внутреннее пространство. Оно тут организовано так, чтобы и сделать здание энергоэффективным. Каждый этаж небоскреба похож на шестилистник. Используемые Фостером в Гонконге атриумы тут вынесены к фасаду и представляют собой тепловые трубы. По ним воздух свободно перемещается между этажами. Это позволило оригинально решить вопрос вентиляции в здании. Воздух также выполняет роль прослойки, которая не дает небоскребу нагреваться летом и защищает его зимой, не мешая к тому же естественному освещению. Аналогичная идея была применена Фостером через пару лет в башне Херста, что в Нью-Йорке. Этот небоскреб создан также в виде сетчатой конструкции. Такая форма позволяет сэкономить до 20% стали в ходе строительства, не говоря уже о более широком использовании естественного света. Терморегулятором тут выступает самая банальная дождевая вода, идущая по тепловым трубкам. Созданная по таким принципам башня оказалась эффективнее аналогов минимум на 25%.

Медиатека (Тойо Ито, Сендай, 2001). Для Японии актуальны и небоскребы, и землетрясения. Именно поэтому появился стеклянный дом, который не боится таких природных катаклизмов. Японцы приходят к выводу, что бумажные книги уже отжили свой век, современная же библиотека превращается из хранилища информации в своеобразный ее распределитель. Эту проблему архитекторы пытаются решить уже с начала века, но лучше всего получилось у японца Тойо Ито. Архитектор спроектировал здание в Сендае, которое не просто развивает идею современного информационного источника, но и само по себе будто соткано из разных современных технических решений. Со стороны библиотека предстает стеклянным кубом высотой в семь этажей. Некоторые фасады прозрачны и пропускают дневной свет, другие же покрыты листьями алюминия, которые отражают лишнее тепло. У каждого этажа своя, особенная планировка, которая отличается от прочих. Виновата в этом хаотичная система труб, проходящая по этажам. С другой стороны, они так переплетают постройку, что принимают на себя ее вес, помогая выстоять в случае землетрясений. Также в трубах собраны все основные коммуникации, в том числе лифты и лестницы. Помимо всего этого трубы еще и выполняют функции по управлению микроклиматом. Благодаря им по зданию текут воздух и вода.

Офис Sony City Osaki (Nikken Sekkei, Токио, 2012). Какой же офис без кондиционера? И какой же кондиционер без электричества? Японцы доказали, что это возможно. Новый офис одного из многочисленных подразделений компании Sony внешне ничем не выделяется из числа таких же тысяч многоэтажек. А ведь это довольно интересный и необычный экологический проект. На южной стороне здания размещены солнечные батареи, крыша служит сборником дождевой воды, внутренняя же планировка специально сделана так, чтобы сотрудники как можно меньше страдали от солнечных лучей. Самое же главное, что восточный фасад здания является громадным испарителем. Этот японский офис ломает все стереотипы о здании такого типа и его устройстве. Здесь обычные элементы используются по-новому. Вокруг восточного фасада пролегают пористые трубки из глины, по ним идет накопленная дождевая вода. Ее испарение и приводит к эффекту кондиционирования. Если необходимо приостановить работу системы, то жалюзи просто перекрываются трубки. Отличительная особенность от других микроклиматических систем в том, что тут избытки тепла наружу не выбрасываются. Система трубок вовсе не требует электричества, охлаждая не только сам офисный комплекс, но и соседние территория. Офис Sony выступает в роли некоего водоема в центре мегаполиса, который абсолютно бесплатно смягчает жару на площади в несколько кварталов.

Дом Memu Meadows (Кенго Кума, Мему, 2012). Современная «зеленая» архитектура предусматривает два конкурирующих подхода. Один пытается создавать умные дома, в которых были бы реализованы самые современные технические решения. Воплощением этого является ZCB от Рональда Лу. Второй же пытается использовать современные технические решения и технологии при строительстве обычных зданий. Одним из поклонников такого решения является японец Кенго Кума. В 2002 году неподалеку от Пекина он построил целый дом из бамбука, правда, в стебли растения был залит бетон. А последним проектом архитектора стал экспериментальный прозрачный дом, появившийся на острове Хоккайдо. Архитектор создал здание тисэ, традиционное в этих краях. Каркас дома был сделан из лиственницы, а стены родились из слоев тефлона, стеклоткани и утеплителя. Последний является продуктом переработки пластиковых бутылок. В итоге стены этого необычного дома не только обладают отменной звуко- и теплоизоляцией, но еще и пропускают дневной свет. Архитектор пытается доказать право на жизнь своего эксперимента. В случае успеха здание будет клонировать. Ведь дом Memu Meadows может стать дешевым, простым и экологичным жильем.

Международный торговый центр (Atkins, Манама, 2008). Технологичные дома предусматривают максимальную экономию электроэнергии. Торговый центр в Бахрейне стал первым крупным строением, на котором расположились ветряные турбины. Когда в 2008 году два 50-этажных небоскреба были сданы в эксплуатацию, между ними установили сразу три турбины, сделав строение настоящей электростанцией. Весь комплекс располагается на берегу моря. Там постоянно дует ветер, а между высотными зданиями он еще больше усиливается. Благодаря этому тридцатисантиметровые турбины за год вырабатывают гигаватт-час. Это позволяет удовлетворить на 10% все потребности в энергии высотного здания. Такая идея - ставить турбины на жилых домах, понравилась и другим архитекторам. Через пару лет в Лондоне появился жилой дом Strata SE1, а в Гунчжоу - офисный небоскреб Pearl River. И там, и там ветряные турбины стали частью общей стратегии по сокращению выбросов углекислого газа. Это весьма ценная стратегия, как и переработка мусора, вторичное использование воды и энергосберегающие технологии. Однако такой подход нравится не всем. Так, у здания Strata SE1 форма крыши напоминает бритву, в итоге оно получило даже титул одной из самых уродливых построек страны.

The Shard (Лондон, Ренцо Пиано, 2012). Вторым автором Центра Помпиду в Париже выступил Ренцо Пиано. Как и его коллега, Норман Фостер, он интересуется технологичными проектами. Не так давно в Лондоне был открыт главный городской небоскреб The Shard, который напоминает формой другие проекты Пиано - нью-йоркские башни Банка Америки и Нью-Йорк Таймс. При этом совпадает не только форма - стеклянная скала, но и функционал. Считается, что современный небоскреб должен являться городом посреди города. Это должен быть самодостаточный устойчивый комплекс, максимально экономичный и эффективный. Именно поэтому лондонское здание обладает максимумом технических решений, за исключением, разве что, солнечных батарей и ветрогенераторов. Благодаря двойному фасаду с воздушной подушкой здание получило теплоизоляцию. С помощью сенсоров отслеживается внешняя освещенность и автоматически изменяется проникновение внутрь света. Дождевая вода идет для контроля микроклимата и прочих бытовых нужд. Небоскреб сам перерабатывает свои отходы, обеспечивая себя во многом электричеством. А у подножия здания расположилась крупная транспортная развязка. Благодаря асимметричной форме и укрепленному внутреннему ядру «Осколок» особо устойчив. Он сможет выдержать столкновение с самолетом и практически любое стихийное бедствие. После событий 11 сентября такие свойства небоскреба особенно актуальны. Стоит подождать, чем же ответит новый Всемирный торговый центр в Нью-Йорке.

Павильон «Гаража» в Парке Горького (Шигеру Бан, Москва, 2012). Из отходов дом мы уже видели, а вот что насчет бумаги? Японец Шигеру Бан является ровесником Кенго Кумы. Этот архитектор сделал себя имя на строительстве домов из бумаги. Естественно, она пропитана особым раствором, благодаря чему не рвется, не горит и не промокает. Это решение японец использует уже более 15 лет. Надо сказать, что оно появилось не только из-за безудержной фантазии мастера. Например, в 1995 году после землетрясения в Кобе потерявших кров людей надо было селить хоть в какие-то жилища. Так и был создан проект разборного бумажного дома. Низкая цена бумаги и легкость в производстве располагают к возведению неплохих временных построек из нее. А после того как они сыграют свою роль, дома можно просто пустить на переработку. Такие качества очень востребованы в местах устранения последствий стихийных бедствий, а также для создания временных строений. Одно из последних строений знаменитого японца находится в Москве. Тут, в парке Горького, осенью 2012 года был открыт павильон «Гараж». В нем расположился центр современного искусства, одним из образцов которого можно считать и само строение.

Популярные мифы.

Популярные факты.

Популярные советы.

Популярные сленг.